Учредитель ООО «Диатомовый комбинат» о том, как против него сфальсифицировали уголовное дело

Многие дела по «экономическим» статьям ульяновской полицией либо не расследуются, либо расследуются из рук вон плохо – таков главный лейтмотив критики, прозвучавшей из уст прокурора Ульяновской области Сергея Хуртина на заседании итоговой коллегии регионального УМВД (23 января 2019 года). Один из основных «грехов», по мнению докладчика – возбуждение уголовных дел по недостаточным основаниям, бесконечное затягивание сроков следствия, низкое качество расследования. Его причину Хуртин видит в безответственности полицейского начальства, которое выражается в отсутствии контроля и спроса с подчиненных. Справедливости ради нужно отметить, что столь жесткая оценка дана скорее бывшему руководителю ульяновской полиции Юрию Варченко и его команде. Генералу Мишагину его прокурорский коллега, можно сказать, оказал скрытую услугу – подсказал направление, в котором нужно срочно исправляться и усиливаться.

Даже самый поверхностный обзор уголовных процессов по «экономике» действительно заставляет задуматься. Буквально накануне в суде развалилось резонансное дело «Симбирского кольца»/«Автопромстроя», одним из фигурантов которого был покойный вице-губернатор Николай Доронин. Оно тянулось шесть лет, судьи дважды возвращали его на доследование из-за серьезных фактических и процессуальных ошибок, а также неточностей в экспертизах. Как итог – оправдание обвиняемых «в связи с неустановлением события преступления». Еще раз: за шесть лет УБЭП-овцы не только не смогли доказать чью-то вину, но даже толком не смогли обосновать, что преступление вообще имело место быть.

В конце 2018-го года полным фиаско правоохранителей обернулось еще одно резонансное обвинение в отношении руководителей компаний «Аякс», «МСУ-73» и к «СМУ-17». Широко «распиаренное» расследование длилось три года и закончилось ничем. Точнее оно закончилось репутационными проблемами для правоохранительной системы и выплатой компенсации вчерашним обвиняемым. Проблемы те же – ошибки в расчетах и экспертизах

Непосредственно сейчас в Управлении экономической безопасности и противодействия коррупции «болтается» еще несколько подобных кейсов, самым громким из которых является дело учредителя Инзенского диатомового комбината Евгения Никифорова. Срок окончания следствия намечен на март текущего года, но уже практически не вызывает сомнений, что впереди новое продление.

S.C встретился с главным фигурантом этого дела, одним из учредителей ООО «Диатомовый Комбинат», заслуженным строителем России и кандидатом экономических наук Евгением Никифоровым.

Картинки по запросу никифоров евгений александрович ульяновск

Евгений Никифоров с Сергеем Морозовым на открытии новых корпусов комбината

— Евгений Александрович, если коротко и по сути – в чем вас обвиняют?

— В сентябре 2011-го года ООО «Диатомовый Комбинат», одним из учредителей которого я являюсь, заключил контракт с Министерством образования и науки РФ на проведение опытно-конструкторских и опытно-технологических работ. Все свои обязательства по контракту комбинат выполнил, вопросов к результатам никаких не возникло.  Спустя четыре года после окончания работ некто капитан полиции Маркелов – запомните это имя – пишет своему начальству рапорт о том, что ему стало известно о совершении преступления – якобы на комбинате не проводились никакие исследования по тому контракту, якобы комбинат просто взял деньги, предоставил «липовую» отчетность и обманул государство. На основании этого рапорта и было возбуждено уголовное дело по пресловутой, так называемой «резиновой» статье УК — 159, ч.4 — мошенничество. «Резиновой» потому, что практически любую хозяйственную и предпринимательскую деятельность можно в нее впихнуть.

Рапорт Маркелова, с которого все началось — без указания источника информации

— То есть дело было возбуждено только на основании оперативного рапорта? Или были какие-то другие аргументы?

— Есть рапорт Маркелова, подписанный в ноябре 2016 года. Есть заявление от директора Департамента контрольно-ревизионной деятельности Министерства образования и науки РФ от 20 февраля 2017 года с просьбой проверить деятельность комбината на предмет возможных хищений. До сих пор непонятно,  какие вопросы возникли у этого директора к нам.   Возможно, дело в том, что на тот момент данный специалист работал на должности всего три месяца и толком не разобрался в вопросе — не знаю. Так или иначе, впоследствии мы получили от Минобра четкий и конкретный ответ, что претензий к комбинату нет никаких.  Из-за традиционной российской бюрократии я долго не мог его получить, мне удалось это сделать только с помощью бизнес-омбудсмена Бориса Юрьевича Титова – спасибо ему большое! В этом же письме министерство четко указывает на еще один существенный факт: те работы, о которых речь идет в уголовном деле, выполнялись не на бюджетные, а на частные деньги. Поэтому ни о каком хищении государственных средств речи быть не может.

Титов – Никифорову:

Сообщаю Вам, что в полученном из Министерства образования и науки Российской Федерации ответе сообщается, что […] в соответствии с принципами государственно-частного партнерства научно-исследовательские, опытно-конструкторские и опытно- технологические работы (далее — НИОКР) выполнялись ООО «Диатомовый комбинат» за счет средств федерального бюджета, а работы, связанные с коммерциализацией результатов НИОКР, включая работы по созданию производства, выполнялись за счет внебюджетных средств, предоставленных ГДК. По результатам работ, выполненных в полном объеме, Министерство претензий к ООО «Диатомовый комбинат» не предъявляло.

Картинки по запросу борис титов

Уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борис Титов

И, наконец. третий документ, самый любопытный и показательный — экспертное исследование. По просьбе Маркелова его провело ООО «Финансово-проектная компания» (ФПК). А дело в том, что между этой компанией и Диатомовым комбинатом шли и идут судебные тяжбы по финансовым вопросам, с ее руководителем Е.А. Беловой мы уже давно находимся в откровенно враждебных отношениях.

От редакции: информация подтверждается – в картотеке арбитражных дел есть как минимум одно дело (№А72-187554/2015) о взаимных претензиях ООО «Диатомовый комбинат» и ООО «ФПК»

Причем Белова так сильно хотела сделать это исследование, что даже не взяла с полиции денег за сложное экспертное исследование. Вопрос: почему из десятков фирм, которые могли выполнить подобное исследование, Маркелов выбрал именно «ФПК»? Ответ на поверхности: это был самый настоящий сговор с целью фальсификации уголовного дела.

— Давайте поговорим об этом экспертном исследовании. Кто-бы ни проводил его, это же цифры и факты, которые можно перепроверить. Если факты против вас, то не важно, кто и как подписал этот документ…

— Хороший вопрос, спасибо. Сверялась смета строительных работ с реальным результатом работ: количество использованных стройматериалов, объемы и т.д. И дело как раз в том, что ничего перепроверить нельзя. В самой «справке» указано, что в ее основу легли 13 документов – от копии осмотра места исследования до справки о стоимости металлопроката за 2011-2012 гг. Так вот, либо этих документов нет, либо их от нас скрывают. И только поэтому мы не можем проверить эту справку на состоятельность. Но зато у нас есть исследование реальных экспертов из Центра судебной экспертизы, которое действительно фиксирует  невыполненные работы по одному из контрактов. Но не на 60 миллионов, как сказано в документе ФПК, а на 6 318 руб. Повторю: на шесть тысяч триста восемнадцать рублей! При этом по другим контрактам зафиксированы  так называемые излишне выполненные работы на сумму более семи млн руб.

Выводы экспертного исследования АНО «Центр судебной экспертизы «НИЦ», экспертов Филиной Т.В., Мишина С.И.: Результаты сличения стоимости фактически выполненных подрядчиками […] видов и объемов работ на участке по производству отбеливающих земель на площадке ООО «Диатомовый комбинат» по адресу: Ульяновская область, г. Инза, ул. К.Либкнехта, 13, отражены в «Сводной ведомости №4» в приложении к Акту экспертного исследования. Общая стоимость отклонений объемов выполненных работ от объемов, отраженных в Актах, составляет в ценах периода проведения работ 7 243 594 рублей — излишне выполненные, не отраженные в Актах о приемке выполненных работ, работы.

Но и это еще не все. Как выяснилось, экспертное исследование ФПК не просто неграмотное и неквалифицированное, оно просто фальшивка. Во-первых, в ней черным по белому сказано: «Специалистом произведен визуальный осмотр с замерами фактически выполненных работ производственных помещений отбеливающих земель ООО «Диатомовый комбинат» по адресу…». Так вот, не было никакого осмотра. Нам документально удалось доказать, что специалист по фамилии Грачева, делавшая это исследование, не была в указанные дни на комбинате, не производила никакого визуального осмотра, не делала никаких замеров. Это подтверждается и пропускным журналом, и данными видеофиксации.

Во-вторых, подпись под исследованием принадлежит не Грачевой. То ли Белова с Маркеловым сильно торопились, то ли были настолько самоуверенны, но факт: вместо Грачевой документ подписал кто-то другой. Это очевидно, если сравнить настоящую подпись и ту, что на документе.

В-третьих, данное исследование даже оформлено не так, как надо — на страницах не проставлены печати, нет нумерации страниц. Можно подшивать что угодно, что угодно убирать. Самая настоящая филькина грамота. Сейчас мы добиваемся возбуждения уголовного дела по этим фактам по статье «Фальсификация доказательств, явившихся основанием для возбуждения уголовного дела».

С экспертизами у следствия вообще беда. Поняв, что исследование ФПК никуда не годится, следствие заказало новую экспертизу, теперь уже за деньги, но без конкурса или тендера. То есть полицейские сами решили, кто в этом деле эксперт и кому можно доверять. И доверили эту работу ООО «Гарант», руководителем и собственником которой является В.А. Никаноров, давнишний бизнес-партнер Беловой из ФПК.  Такой у них там тесный дружеский круг – Маркелов, Никаноров, Белова. Кстати, как вы думаете, какого эксперта привлекла ФПК? Ту же самую Грачеву, автора первого исследования, которая никуда не выезжала, ничего не замеряла, ничего не подписывала. Почти год  ООО «Гарант» так и не смогло выдать следователям никакого результата, и договор с ними был расторгнут. Целый год они пытались насчитать хоть какой-то ущерб, найти хоть какие-то нарушения, но не смогли. Пришедшие им на смену эксперты НИЦ сделали те выводы, о которых я ранее сказал — ни о каком ущербе речи не идет. Но уголовное дело все равно продолжается.

Производственная линия Диатомового комбината

— Наверняка вы обращались с жалобами по этим фактам, оспаривали действия полиции. Каков конкретный результат этих действий?

— Результат разный. По каждому из вышеперечисленных фактов идет свое движение документов. Мы добиваемся возбуждения уголовного дела за фальсификацию экспертного заключения. Но бороться с этой машиной в принципе нелегко. В основном в ответ прилетают отписки без смысла, читаешь – и очевидно, что отвечающий даже не вник в то, что читал. Но бывают и успехи. Есть, например, требование прокуратуры об устранении нарушений закона от 6 августа 2018 года.

Из требования первого заместителя прокурора области Хрулева от 06.08.2018: «С момента возбуждения [дела] (10.03.2017) прошло уже 15 месяцев, но достаточные меры к установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию, в нарушение требований ст. 6.1, ч. 2 ст. 21 и ч. 1 ст. 73 УПК РФ, не принимаются, что приводит к многочисленным обоснованным жалобам со стороны […] Никифорова Е.А.

О несоблюдении требований закона о разумном сроке уголовного судопроизводства свидетельствует и то обстоятельство, что выполняются не все следственные и иные процессуальные действия, послужившие основаниями для продления сроков расследования.

К примеру, до сих пор не проведены очные ставки между свидетелями К. и Н., Н. и С, несмотря на то, что необходимость их выполнения послужила основанием для продления сроков следствия до 10 и 11 месяцев.

До сих пор в уголовном деле отсутствуют доказательства о размере причиненного ущерба. Даже представитель потерпевшего от Министерства образования и науки Российской Федерации (далее — Министерство) Хлопотных М.Б. не смогла пояснить, в чем заключается характер и размер причиненного вреда, поскольку претензий к качеству исполнения государственного контракта со стороны ООО «Диатомовый комбинат» она не предъявила».

Есть ответ на мои обращения в прокуратуру от заместитель начальника управления но надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью областной прокуратуры С.Н. Курушина.

Курушин — Никифорову: «Как показало изучение материалов уголовного дела, представленная Вами информация о волоките, длительном непроведении необходимых следственных действий, игнорировании доводов защиты о Вашей непричастности к инкриминированному преступлению, необоснованном удержании изъятых по уголовному делу предметов и документов нашли свое подтверждение.

В целях обеспечения оперативного устранения этих и иных выявленных в ходе проведенной проверки нарушений закона прокуратурой области руководству УМВД России по Ульяновской области в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 37 УПК РФ, внесено требование, в котором, к тому же, поставлен вопрос о привлечении следователей к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей».

Но, к сожалению, эти требования полностью игнорируются полицией.

— Следствие продлевалось уже несколько раз. Каковы, по-вашему, причины?

— Причина в том, что у них не «сшивается». Они думали, что быстро все решат, но не тут-то было. И теперь им нужно время для того, чтобы решить, что делать. Назад им нельзя, вперед – не получается. Прокурор Хуртин на заседании коллегии сказал, что дела годами лежат в полиции без проведения каких-либо следственных действий – это как раз наш случай. До инцидента в декабре месяцами от следователей не было никаких вестей, никаких вызовов. Они берут старый документ, даты на нем исправляют и выходят на продление. Три последние постановления о продлении сроков следствия, написанных следователями Лянкиной и Шатрашановым, идентичны на 98% — мы даже посчитали.

«Маски-шоу» на Диатомовом комбинате, декабрь 2018 года — СОБР с пистолетами наголо

— О декабрьских событиях на комбинате много писали, и понятно, что произошло – типичное российское «маски-шоу». Непонятно, зачем? Вас ведь, насколько я понимаю, и на заводе то не было… Зачем пугать работников, руководство?

— Я точно знаю, зачем. Я рассказал чуть выше о том, что добиваюсь возбуждения уголовного дела по фальсификации экспертизы. Руководил налетом на комбинат тот самый Маркелов, с рапорта которого все и началось. Изъяли они журналы посещений и данные с видеорегистраторов, по которым можно понять, что т.н. эксперт Грачева в заявленные дни не посещала комбинат. Вот простое и очевидное объяснение. Других просто нет – ну зачем нужен осмотр спустя два года после возбуждения дела, спустя несколько аналогичных осмотров и обысков?

— СМИ писали, что руководство комбината обратилось с жалобой на действия сотрудников полиции. Уже есть какой-то результат?

— Да, был получен ответ  от УМВД о том, что факты грубейших нарушений нашли свое подтверждение. И что назначена дополнительная проверка.

Ответ из полиции — во время «маски-шоу» были допущены нарушения

Но мы не намерены останавливаться, и будем добиваться возбуждения уголовного дела против Маркелова и следователя Шатрашанов, которые инициировали и руководили этим «маски-шоу». Предприятию был нанесен ущерб в 1.3 млн руб., один из сотрудников предприятия, Александр Николаевич Брехов, попал в больницу с гипертоническим кризом. Я считаю, виновные должны понести ответственность по закону. Сейчас они почти ни за что не отвечают – за экспертизу платит государство, ущерб с них не взыскать, реабилитацию тоже государство оплачивает. Понимаете, одно дело, если бы они лично меня травили. Но под ударом целый градообразующий комбинат!  У него есть бизнес-партнеры, потенциальные инвесторы вокруг ходят, производственный цикл запущен. Люди, в конце концов, там работают и семьи свои обеспечивают. Подобный прессинг даром не проходит, а кто ответит?

— Какими будут ближайшие события в процессуальном смысле?

— Да, 15 февраля в суде следствие будет доказывать, что нужно еще раз продлить сроки. Мы будем бороться за прекращение этого балагана.  Сложно предсказать итог, все решит суд. Но если продление состоится, то, полагаю, оно будет последним. За его срок фальсификаторы должны либо завершить расследование в таком виде, чтобы прокуратура приняла результаты и передала их в суд. Либо этому дурдому должен настать конец. Но я не знаю, что они еще могут придумать – у них богатая фантазия.

Примечательно, что буквально на днях Верховный суд РФ обратил внимание на подобные проблемы предварительного следствия — зампредседателя ВС РФ Владимир Давыдов заявил, что необходимо повысить уровень требовательности к качеству предварительного расследования и не допускать случаи возвращения дела прокурору при наличии оснований для постановления оправдательного приговора. То есть подобная волокита, непрофессионализм, ангажированность и предвзятость являются проблемой всей страны, дискредитируют правоохранительные и судебные органы, мешают жить и работать людям.

Беседовал Андрей Саломатин

Источник: http://simbirsk.city/2019/02/15/durdomu-vokrug-diatomovogo-kombinata-dolzhen-nastat-konets/